Он очень любил собак. Болонок в частности...
Глава 4. НА ТОМ БЕРЕГУ РЕКИ...

Многие века река серебристая воды свои несёт в направлении, судьбой определённом. Многих существ и людей отважных знавали её берега. Штурмовали они воды речные, многие, да...но не все справились. Кто-то на землю ступил с облегчением, а кто-то дно илистое нащупал стопой и разумом угасающим погибель свою увидел, света неясного вспышку.
Спокойно река приняла смельчаков новых. Покидала из волны в волну и вперёд мягко подтолкнула, раздумывая ещё, что преподнести детям, что в воды её кинулись столь безрассудно. От отчаяния.

Плыть легко было поначалу. Мэтт порадовался даже свежей прохладе, что окутала его тело невесомым одеянием. Венди рядом плыла, размеренно, глаза прикрыв и мягкому покачиванию волн отдаваясь порой.

- Пожалуй, это решение было здравым, - весело заметила она, выныривая из-за ближайшего пенного чуть гребешка.
Мэтт как раз нырнуть готовился, голову освежить, и потому ответил лишь кивком и в лепет волн с головой окунулся. Его окружили звуки шелестящие, будто царство волшебное под водой находилось. Вода приняла мягко, будто облаком пуховым окутала...
"Вниз...всё вниз... Приди, о маленький странник!"
Послышалось ли? Шелест вод и характерный гул в ушах нарастали, но мысль о том, что пора всплыть не посетила ещё голову Мэтта. Он наслаждался пением подводным, свежестью, что окутала его уставшую от раздумий тягостных голову...растворялся, будто в вату погружаясь.
"Маленький странник, немного осталось! Приди же, и я покой тебе вечный предоставлю..."

- Покой? Зачем мне покой? - удивился Мэтт, каким-то внутренним чутьём различив всё же фальшь в сладком голосе. - Я должен доплыть до берега, я должен быть с Венди...
"Зачем? - мёд перетекал в отзвуках чудного голоса. - Ты не должен ничего... Покой, лишь покой..."
- Нет. Я...я... - Мэтту казалось, что он вздыхает, казалось, что какая-то часть его уже перестала сопротивляться... Он готов был сдаться.
Сдаться? Ни за что!
- Я должен... Мой отец никогда бы..! - мысль об отце неожиданно совершенно отрезвила голову юноши, толкнула вверх на пару с охватившим его ужасом. - Должен!
Он крикнул, крикнул наконец, крикнул вслух, и вода, хлынувшая в рот, заставила его ядром взлететь туда, где гладь воды золотил солнечный свет.

Мэтт вынырнул, задыхаясь. Он кашлял неумолимо и радовался, что всё ещё способен делать такие простые вещи, как отторгать воду, радоваться солнечному теплу, дышать, дышать...
Венди вздохнула рядом судорожно, отрезвив его разум:
- Мэтт!.. Мне казалось, что ты... Что тебя туда...под воду...
- Нам надо плыть отсюда, - Мэтт закивал, не дослушав. - Скорее, к берегу. Возможно, там будет спасение.
Венди кивнула, глаза круглые от ужаса, не прошедшего ещё и нового, который слова Мэтта принесли. Они активней заработали руками, стремясь достигнуть берега скорей. Но река...река эта была не из тех безобидных, что отпускают своих жертв просто так. Река, что впитала древнюю магию. Враг безликий, неожиданный и оттого ещё более страшный.

Гул возрос, набрал резкую частоту, и то, что прежде казалось Мэтту сладостным напевом, приобрело визгливые, грубые ноты. Юноша различил слова "Так просто..!", а дальше всё потонуло в безумном вое. Ребят, схватившихся за руки инстинктивно, закружило, в воронку бурлящую затянуло. Ко дну швырнуло, помотало, потом, задыхающихся, из волн выбросило на манер пулемётного ядра. Перед взором Мэтта всё смешалось, каша, месиво разноцветное...из обломков, криков и выпученных чужих глаз. Венди, в беспамятстве почти, цеплялась за его руку, не осознавая сама своих движений. Они уже не сопротивлялись...и река, гудя, тащила их прочь, прочь от места того, на которое они собирались выбраться. Течение реки, словно высвободив скрытую в гудящих волнах силу, направление изменило, и небо опрокинулось, ливнем пролилось.

***
Начальник стрелкового отряда королевства Торион, Рейард, не посчитал нависший над его ратью день особенно удачным. Налетели откуда ни возьмись тучи с Восточные Шпили Торионского Дворца величиной, и небо прорвало будто: дальше двух шагов взгляд окраины не различал - пелена дождя белёсая лезла в глаза, затмевала взор.

Рейард соорудить походные палатки наскоро приказал, на берегу Риболоки-реки раскинулись шатрами. Сам он наравне со всеми работал, такой уж человек был, и лишь когда прогнали его товарищи, под деревом надёжным встал, в туман и ливень безуспешно вглядываясь.

Рейард ещё молод был, и, как молодые все, в суеверия не верил. И потому, когда рядовой воин Бартило, задыхаясь от темпа быстрого и отплёвываясь от воды, залетевшей в рот искристыми каплями, подбежал и начальнику своему объявил заговорщицки, что выловили воины из воды двух ребятишек, Рейард ни на секунду не задумался, что из волн Риболоки, реки-ведьмы, в непогоду такую людей ни к добру вытаскивать. Смахивая волосы, прядями мокрыми на лоб высокий налипшие, Рейард шагом спешным направился к шатрам своим, где люди толпились уже продрогшей кучкой.

***
Мэтт перестал время замечать, движение быстрое, шебутное не волновало его затуманенный, водой, казалось, заполненный разум... Их болтали воды, тащили, то по камням волоча, то подкидывая в страшной забаве. И когда крепкие руки за шиворот его схватили, таща куда-то, то ли вверх, то ли вправо...юноше показалось, что игра судьбы, игра волн продолжается...

... - Расступитесь! Дорогу начальнику Рейарду! - восклицал кто-то совсем рядом. Земной, такой земной голос, хрипловатый, усталый...человеческий.
Мэтт глаза разлепил, ресницы слипшиеся, и ладонью рядом пошарил. Сердце замерло. Венди... Где Венди?

- Очухался, - близко пробормотал грубоватый голос. - Глазёнки дрожат, и рукой шарит. Ищет что?
- Подружку свою, - негромко подсказали слева, там, куда у Мэтта сил не было голову повернуть.
- А, девчушку! - голос приблизился, пахнуло теплом и сливочным терпким запахом. - Спит она, недалеко тут, слышишь, малец?
Спит... Мэтт мучительно поморщился. Спит, значит... А он? Он тоже спит?..

- Оставьте ребёнка, - вторгся в неясный гул, что рядом раздавался, новый голос, сильный, молодой, но неуверенность какая-то, приевшаяся, незаметная почти, в нём слышалась. Одновременно к губам Мэтта бережно приложили жаром пахнувшую глиняную посудину. Горло обожгло, но спустя миг обволокло благодатным теплом. - Из Риболоки объятий вырваться...шутка ли!
- Такое до него только Искольд-Охотник проделать смог, - подтвердил голос первый. - Но он-то мужчина сильный. Да и с духами, существами всякими в ладах он...не иначе, как помог кто.
- Воины вы или кто? Сплетни не ваш удел!.. А ты спи, юноша храбрый, спи спокойно. Мы, мне думается, друзьями твоими назваться можем... Спи.

"Спи, Мэтт. Да, спи... Это берег другой, но берег всё же..."

@темы: "Серебряные Леса", "Мэтт Лэвис"