Он очень любил собак. Болонок в частности...
Глава 3. БРЫЗГИ ХОЛОДА.

Солнце свой пыл умерять не думало, палило нещадно, хлестало юных странников, и без того растерянных, по щекам, щёлкало в затылок, дуло свирепо горячего ветра резкими порывами. Даже близость реки положения не спасала. Хотя, и кого спасать первым было, положение или их самих..? Положение бедственности, настроение упадническое, говоря проще, и на берегу оставить можно, в песок горячий закопать, посыпать сверху блёстками-светляками и с видом торжественным камнями закидать. Но разве это поможет?

- Не так здесь что-то, - Венди расхаживала вдоль берега, потряхивая своим браслетом с видом довольно отсутствующим, и Мэтт слышал её тихий голос, недовольства полный. - Совсем как-то...не так.

Мэтт молчал. Подруга обращалась не к нему, а к своим каким-то сторонам души, прислушивалась к ним, советовалась. Солнца лучи спину юноше пекли нещадно, таинственные символы выжигая или же балуясь просто. Пришлось подняться, походить по песку, разминая руки, ноги. Венди то удалялась, в фигурку маленькую, незащищённую превращаясь, то вновь рядом оказывалась, окидывала Мэтта невнимательным взором, не видя, кажется, не замечая, и дальше плыла.
Время текло, как тот же песок, медленно, неохотно. Надеясь, что в реке не притаилось чудище невиданных форм и размеров, Мэтт швырял камешки в серебристые волны. Кидал, чувствуя, как легче дышать становится с каждым новым размахом руки, меланхолия в душе воцаряется, когда ребристый бок камешка скользил по светлой глади, разворачивался спешно и нырял отважно в налетевшую волну.

Венди оказалась рядом неслышно. Постояла, камешки летящие взглядом провожая, потом наклонилась, и замах её руки скользнул в унисон с движением Мэтта:
- Мэтт.

ПРОДОЛЖЕНИЕ :write2:

@темы: "Мэтт Лэвис", "Серебряные Леса"