Он очень любил собак. Болонок в частности...
Глава 1. МОЖЕТ, ЭТО ПРОСТО СОН...

Сновидений лес, памяти дебри... Фигуры смутные порхали в сияющей, но такой равнодушной невесомости... Ни один силуэт, сколь не были бы они прекрасны, ни один Мэтту знаком не был. Ни один не был родным, ни один не улыбался приветливо...ни один не соответствовал слову "семья".
Мэтт Лэвис, юный маг (и, как говорил, поглаживая желтоватую бороду рассеянной ладонью, бессменный на века директор школы магии Брайселонд, "маг довольно многообещающий"), отца не помнил почти. Только смутное что-то, тёплый вихрь... Сильные руки, добрые глаза, голос тёплый, терзаемый ежесекундными и безуспешными попытками снижения громкости. Набор такой стандартный, типичный "отец", но увы... Это, да ещё фотографии старые, - всё, что создавало видимость полноценной поддержки и выслушивало терпеливо разговоры Мэтта...разговоры о магии, которая отрадой мальчику служила; о друзьях, что рядом были постоянно, кроме ночного перешёптывания с фотографиями, добросердечной Венди Адриан и верном до "самых внутренних костей" Райате Брендоне; об уроках, на которых вспыхивало да искрило что-нибудь - немыслима жизнь юного волшебника без помощи более опытных, иначе проглотит его магия, бездушная, жаждущая свежих приливов и искренних сердец; разговоры...разговоры безответные. И Мэтт откладывал наконец со вздохом старые, бережно хранимые, листочки пожухшие и погружался, душу успокоив, в искрящиеся воды Сновидений...

***
...Уснуть со спокойствием и налётом лёгкой грусти в душе, тёмной головой вихрастой прикорнув на подушке мягкой и пристойной, а проснуться...проснуться, каким бы странным это ни казалось, от холода, который пробирался в волосы, шевелил их, настойчиво шебуршал в ресницах. И быть может, Мэтт (сон юного человека крепок в любых обстоятельствах) продолжил бы спать, лишь морщась изредка во сне, однако, на ладонь его забралось некое существо с длинными лапками-иголочками.
ПРОДОЛЖЕНИЕ :write:

@темы: "Серебряные Леса", "Мэтт Лэвис"